Оружие не игрушка

Вчера суд по интеллектуальным правам планировал заслушать в очередной раз нашумевшее дело вокруг всемирно известного бренда «АК-47».

У судебного барьера сошлись оружейный концерн «Калашников» и компания, которая была учреждена дочерью и внуком Михаила Тимофеевича Калашникова.

Еще в 2004 году компания зарегистрировала торговую марку «АК-47», которая распространяется на одежду, головные уборы, игрушки, игровые автоматы и настольные игры. В 2012 году правовая охрана бренда была продлена до 2022 года.

Однако в прошлом году оружейный концерн «Калашников» потребовал досрочно прекратить правовую охрану товарного знака. Свои претензии в концерне обосновали тем, что компания выпускает габаритные макеты оружия, включая «АК-47». То есть игрушечные, но почти как настоящие.

В конце прошлого года первая инстанция полностью отказала в иске. Мол, игрушечные автоматы никакие не конкуренты настоящим. Однако летом вторая инстанция отменила решения и направила дело на новое рассмотрение.

Сейчас делом вновь занимается первая инстанция. Вчера судебное разбирательство было отложено. Новое заседание назначено на 15 сентября.

— В случае с «Калашниковым» ситуация довольно интересная, — прокомментировал «РГ» юрист, специалист по разрешению правовых споров Василий Ицков. — Товарный знак имеет долгую историю и широко известен, тем не менее сейчас он зарегистрирован и имеет владельца.

По его словам, российское законодательство достаточно четко говорит, что под одним брендом могут выпускаться совершенно разные товары. И делать это могут разные люди.

Например, «Снежинкой» может быть и холодильник, и мороженое, и кукла, и еще что-то холодное. Но здесь очень важно, кто успел, так сказать, застолбить бренд на своем направлении. Допустим, продавцы мороженого зарегистрировали за собой право производить под одним брендом не только пломбир, но и холодильники.

Но в случае с автоматом, игрушечным и настоящим, возникла интересная коллизия. Истцы, по сути, утверждают, что словесный бренд «АК-47» — это одно, а реальный автомат — это другое, и ответчики, мол, по сути эксплуатируют образ реального автомата. По этой логике, если бы игрушка под названием «АК-47» выглядела иначе, проблем бы не возникло.

При этом понятно, что аббревиатура торгового знака «АК-47» не возникла из ниоткуда, в ней сразу был намек на всемирно известный автомат. Когда ребенок видит на прилавке «АК», он хочет взять в руки тот самый автомат. И взрослый, собирающийся на пейнтбол, тоже хочет, чтобы его «АК» выглядел как настоящий. Но производителям тех самых автоматов не нравится, когда игрушка становится слишком реальной. Вправе ли оружейники предъявлять претензии?

На этот вопрос должен ответить суд.

Задача действительно непростая: как отделить в правовом смысле торговый знак и его реальный прообраз.