Правила прощания

В акционерном соглашении можно будет прописывать последствия слияния и поглощения компаний для всех ее акционеров. Соответствующий законопроект подготовило минэкономразвития. Документ может быть внесен в правительство до конца августа.

Поправки призваны защитить нового владельца компании от неугодных акционеров за счет наличия в корпоративном договоре требования о продаже акций компании. Причем такие правила относятся ко всем акционерам, как мажоритарным, так и миноритарным. «Предполагается, что соответствующие права и обязанности будут закрепляться в корпоративном договоре (акционерном соглашении), заключаемом между акционерами», — говорит Александр Румянцев, младший партнер практики «Юридическое и налоговое сопровождение» консалтинговой группы «НЭО Центр».

Акционерное соглашение может содержать пункты, гарантирующие покупающему организацию инвестору, что ее прежний собственник уведет за собой миноритариев: в соглашении можно будет закрепить их обязанность продать свои акции. И наоборот — у миноритариев может появиться право при смене мажоритарного владельца продать акции, если их не устраивает новый владелец. «Весьма здравым представляется прямое разрешение использовать в корпоративных договорах небезызвестные конструкции tag-along и drag-along, — считает Екатерина Знаменская, юрист юридической фирмы «Некторов, Савельев и Партнеры». — Можно будет прописать в корпоративном договоре условие о том, что в случае продажи мажоритарием своих акций третьему лицу миноритарные акционеры могут присоединиться к такой продаже. В этом случае мажоритарий будет обязан обеспечить приобретение третьим лицом не только его акций, но еще и акций миноритариев (tag-along). И наоборот — в случае продажи своих акций третьему лицу мажоритарий может понуждать миноритариев вместе с ним продать свои акции этому третьему лицу (drag-along), если такое требование предусмотрено договором».

Также эксперты оценивают как полезное прямое указание на возможность установления обязанности акционера голосовать по указанию других лиц. «Не до конца ясны, правда, пределы такой возможности, — отмечает Екатерина Знаменская. — Например, может ли такие указания давать не акционер, а другое лицо, юридически с обществом не связанное? Можно ли обязать миноритариев, голосующих по вопросу об одобрении сделки, в которой имеется заинтересованность мажоритария, голосовать по указанию такого мажоритария?» Есть серьезные опасения, что суды будут принимать результаты всех голосований. Очевидно, что нужно четко указать, какие именно лица могут дать указание акционерам голосовать определенным образом.

Предложенные документом гарантии инвесторам и раньше закреплялись в акционерных соглашениях, но в законодательстве они не были упомянуты. «Положительным, несомненно, является то, что законопроект предлагает дать большую правовую определенность в отношении условий корпоративных договоров, которые в настоящее время прямо законом не предусмотрены, но все же уже давно используются на практике», — считает Екатерина Знаменская. Сегодня акционеры действуют на свой страх и риск, заключая такие соглашения. Ведь в случае нарушения условий такого соглашения российский суд совершенно необязательно возьмется за отстаивание установленных в нем требований.

Из-за отсутствия в российском законодательстве необходимых механизмов компании предпочитали заключать их по иностранному праву, в том числе в офшорах. «В настоящее время сделки по слияниям и поглощениям в подавляющем большинстве осуществляются в иностранных юрисдикциях, поскольку в отсутствие законодательной базы в праве РФ акционерные соглашения не могут дать достаточный уровень юридических гарантий их сторонам», — подтверждает Александр Румянцев. Разработка механизмов правовой защиты акционеров и инвесторов, аналогичных зарубежным, связана с проводимой в настоящее время реформой российского гражданского законодательства с целью приведения его к мировым стандартам и удовлетворения потребностей российского бизнеса, что в целом можно обозначить как курс на деофшоризацию. Не секрет, что офшоры применяются не только для вывода средств, но и для создания более гибкой правовой основы для управления бизнесом. В том числе основы, которая бы позволяла договориться о скользких моментах «на берегу» и избежать последующих конфликтов и судебных разбирательств. «Законопроект впервые прямо говорит о том, что отчуждение акций может быть одним из механизмов разрешения тупиковых ситуаций, когда акционеры не могут договориться между собой о принципиальных вопросах», — говорит Екатерина Знаменская.

Нельзя сказать, что предусмотренные законопроектом нормы совсем чужды российскому законодательству. Схожие механизмы существуют в законодательстве и сейчас. Например, право лица, приобретшего 95% акций, выкупить оставшиеся акции у акционеров или обязанность лица, приобретшего более 30% акций, направить остальным акционерам оферту о приобретении их акций. Однако упомянутые механизмы устанавливаются законом, что делает их негибкими. Идея предложенной инициативы в том, чтобы стороны могли регулировать такие отношения соглашением сторон. «В качестве действующей альтернативы подобным условиям акционерных соглашений можно рассматривать опционные соглашения, положения о которых вступили в силу с 1 июня этого года, — добавляет Румянцев. — Однако в отношении опционных соглашений в правоприменительной и судебной практике пока нет сложившихся механизмов».

Правовая система РФ все более активно заимствует механизмы из иностранных юрисдикций. «Она разворачивается в сторону свободы договора, — считает Василий Ицков, руководитель практики разрешения споров компании «Горизонт Капитал». — Предполагаемые изменения позволят более активно использовать российское право для сделок слияний и поглощений. И если раньше у судов отсутствовали основания для признания некоторых положений акционерных соглашений, то теперь возможность реально исполнить положения такого соглашения будет закреплена законодательно».

Источник: http://www.rg.ru/2015/08/18/bizness.html